36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»

13.06.201902:32

36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»

Экс-виагрянка и мама троих детей Анна Седокова рассказала в новом интервью об отношениях со своими мужчинами.

Год назад певица призналась, что у нее идет борьба с бывшим мужем Максимом Чернявским за их общую дочь Монику. Бизнесмен хотел лишить Анну возможности общаться с ребенком.

– У нас с Максимом закончился суд. Адвокаты с его стороны настаивали на лишении меня материнства, но у них это не вышло. Мои юристы отвоевали совместную опеку. Основное место проживания Моники теперь в Америке. А вот каникулы она может проводить со мной. Денежный вопрос — один из главных рассматриваемых в суде. И первый, который я была готова вычеркнуть в договоре. Но теперь у Максима нет передо мной никаких финансовых обязательств. Он не должен платить алименты, которые раньше составляли около 200 тысяч рублей в месяц.

Если кому-то эти деньги покажутся огромными, нужно понимать, что квартира, которую я снимала в Лос-Анджелесе, обходилась мне около 300 тысяч рублей в месяц. За один поход в магазин я тратила на продукты около 20 тысяч. Там такие цены. Теперь и я финансово ничего не должна бывшему мужу, хотя дочь осталась на его содержании.

36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»

Мы пытаемся искать новые схемы общения. Расстояние — это, безусловно, проблема. Я могу летать к дочери, но, отправляясь к ней, оставляю здесь двух детей. В этом есть сложности, особенно с Гектором (сыну Анны 2 года — прим.авт.). С ним каждый раз что-то случается: то он заболевает, то капризничает без меня. Я хотела попробовать слетать втроем, сделала визы, но так и не решилась. Для маленького ребенка 16 часов в самолете, еще и с пересадкой, — это очень сложно. С Гектором нельзя отправляться в Америку на недельку, как делаю я, нужно минимум на месяц из-за расстояния, разницы во времени. И сейчас для меня самая большая боль — то, что детки не общаются так, как могли бы. Но они передают друг другу рисунки, записывают видео.

Чувствую, какие-то ниточки рвутся между нами и Моникой. По телефону сложно говорить каждый день. Просто ребенок не может посвящать тебе столько времени по телефону: у него своя жизнь, веселье, друзья. В апреле мы отмечали день рождения Геки, ему исполнилось 2 года. И на празднике он был совершенно самостоятельным, шел к аниматорам, играл с друзьями. А ведь Гектор совсем малыш, а уже хочет жить собственной жизнью, и ему совершенно не требуется, чтобы мама держала его за руку. А как тогда 7-летнему объяснить, что хорошо бы нам каждый день общаться? К тому же тяжело события своей жизни излагать по телефону. Недавно Моника говорит: «Мам, а если ты переедешь к нам, папа не может, а ты?» Говорю: «Доченька, ну как же я перееду, на что буду я жить, как зарабатывать?»

– Сын мой растет настоящим мужичком. Поняла: дети появляются на свет уже с характером. Это генетика. У Геки есть стержень — и особо с этим парнем уже сейчас ничего не сделаешь. С ним нужно договариваться, ни в коем случае не указывать. Он считает себя умнее, чем все мы, вместе взятые.

36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»

Не думаю, что Гека характером в отца или в меня. Это его собственная история. Я их встречам совершенно не препятствую. Мне в свое время не давали общаться с папой и этим сильно ранили, поэтому я всегда говорила отцам своих детей: хотите увидеться с ребенком, в любой момент можете это сделать. Не потому, что я такая классная, причина в том, что это нужно в первую очередь малышу.

Мне говорят: «Отцы твоих детей — обеспеченные люди!» Безусловно. Мне кажется, что так и должно быть. Потому что мне нравятся лидеры, мужчины, которые могут быть первыми в том деле, которым занимаются. Если они первые, то, безусловно, состоятельные. Но между нами была большая любовь, и именно поэтому я была почти трижды замужем.

Да, я не сохранила отношения. Наверное, в какой-то момент не хватило ума, терпения.Вот сейчас начинаю разбираться в себе и думаю: не в моих ли детских травмах причина? Так как я из неполной семьи, у меня не было перед глазами примера долгих отношений и всегда есть подспудное недоверие к мужчинам. Проходит достаточно мало времени, и мои отношения ломаются. Только сейчас понимаю, что они не могут быть все время на пике. Это всегда волны. Но штиль не обязательно означает, что человек тебя не любит, просто такой период, его надо переждать и выйти на новый этап. Мне же все время казалось, если человек чуть затухает, ему обязательно нужно давать свободу, бежать от него, делать счастливым отсутствием себя в его жизни. Думаю, проблема в первую очередь во мне.

Но я меняюсь, становлюсь мудрее, рассудительнее. Мне страшно представить себе, если бы сейчас я была замужем за первым мужем (футболист Валентин Белькевич, отец Алины. — Прим. авт.). Думаю, тогда мою жизнь точно не назвала бы счастливой. Мы были настолько разными с мужем. Да, хорошо, что мы встретились, у меня теперь есть Алина. Но то, что не остались вместе, — счастье (пара развелась в 2006 году, спустя полтора года после заключения брака. — Прим. авт.). Не было бы у меня ни такой карьеры, ни этого заведения, в котором сейчас сидим, ни нескольких бизнесов. В лучшем случае сдавала бы в аренду свои квартиры в Киеве и ждала бы возвращения мужа из очередного бара.

36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»

Являются ли трое детей отягчающим обстоятельством в желании обустроить свою личную жизнь? Интересный вопрос. Я встречалась с одним парнем, у нас были чувства, все было хорошо. А тут… Мой Гека был тогда в таком периоде, когда всех мужчин в магазине, на улице называл папами, особенно когда своего долго не видел. Мое сердце просто разрывалось на части. Так случилось, что в один момент мы с моим мужчиной пересеклись в лифте с Гектором. И тут сын поднял глаза на моего друга и сказал: «Папа». Мне стало страшно неловко. А позже парень признался: «Знаешь, это сложно, такая ответственность, когда ребенок называет тебя папой». И… дал задний ход. Этот случай поставил точку нашим близким отношениям. Мой друг понял, что не готов. И это нормально. Хорошо, что это произошло тогда, а не позже. Мы продолжаем с ним общаться, и он ругает себя за эти слова, говорит «как я мог», но все уже случилось. Так что сказать, что трое детей — отягчающее обстоятельство, я не могу, но это точно лакмусовая бумажка для мужчины.

36-летняя Анна Седокова: «Сын сказал моему мужчине „папа“, и наши отношения закончились»
Adblock
detector